меню

Василий Хома: «Харьков должен был стать столицей «Новороссии»...

Недавно в редакции газеты «Трибуна трудящихся» побывал экс-заместитель главы — руководитель аппарата Харьковской областной государственной администрации Василий Хома, который ответил на все вопросы журналистов и поделился своим видением сегодняшней ситуации в нашей области и стране.

— Василий Васильевич, вы были заместителем главы Харьковской облгосадминистрации в один из самых сложных и драматических моментов истории. Назовите, пожалуйста, самые большие риски и опасности того периода, а также причины их возникновения. Почему сепаратисты и террористы не получили поддержки на Харьковщине?

— С течением времени начинаешь все переосмысливать и, знаете, каждый раз находишь какую-то новизну. Оценивая ситуацию с позиций сегодняшнего дня, можно сказать, что первоначально Харьков нужен был экстремистам и сепаратистам как плацдарм для завоевания всего востока Украины. Сказать так, что у них не было никакой поддержки, нельзя. Вы ведь помните, что после того, как сбежал президент Янукович, образовалась пустота. Многие люди растерялись, многие просто сбежали из страны, и впереди была полная неопределенность. И в тот период нельзя было выпускать ситуацию из-под контроля. Точкой накала тогда была областная государственная администрация. А я был не просто заместителем главы, но и руководителем аппарата администрации. В моем подчинении и распоряжении была и канцелярия, и печати, и штампы, и финансовая служба, а также мобилизационные подразделения, «секретка». Поэтому на мне лежала ответственность сохранить целостность структуры ХОДА, не дать развалить систему. И вот, после 22 февраля, когда остался в облгосадминистрации фактически один (некоторые заместители ушли, написав заявления об увольнении), я понимал, что область не должна была пасть. Уже 23 февраля я собрал весь оставшийся аппарат, руководителей управлений, глав райгосадминистраций и сказал всем им, что не произошло ничего такого, что бы не позволяло работать нам дальше. Ведь если бы прекратила работать областная система госуправления, у нас бы дали сбой система социального обеспечения, медицинская сфера, сферы образования, ЖКХ и пр. Это было недопустимо для такой огромной области как Харьковская. Возник бы полный хаос, учитывая то, что были призывы захватывать административные здания. Тогда к облгосадминистрации двинулась агрессивная толпа в количестве около 5 тысяч человек, которая способна была все разметать и разгромить, а здание охраняло всего два десятка молодых солдат внутренних войск. И тогда я принял решение впустить переговорщиков внутрь для проведения дискуссий и переговоров. Удалось избежать серьезных столкновений, учитывая даже то, что уже тогда были призывы повалить памятник Ленину... В тот период было три этапа противостояний — 22 февраля, 1 марта, когда толпа вновь ворвалась в здание облгосадминистрации и осуществила там большие внутренние повреждения, и 6 апреля, когда состоялся очередной штурм, завершившийся поджогом здания. После этого нами было принято принципиальное решение: или «они нас», или «мы их». Тогда уже был и глава облгосадминистрации Игорь Балута, и новый руководитель областной милиции. Было принято принципиальное решение — убрать «захватчиков» в течение суток, иначе мы уже никогда не вернем это здание. Нам сильно помог Арсен Борисович Аваков.

— Насколько адекватными и эффективными были действия силовых и правоохранительных структур Харьковской области в тот период? Что удалось сделать для нормализации ситуации?

— Новоназначенному руководителю областной милиции Анатолию Анатольевичу Дмитриеву было очень сложно работать в этих условиях. Я видел, что многие его заместители очень осторожно выполняли команды, они были не решительны. Они поступали так: авось все пройдет, может «рассосется» само собой. И пока Дмитриев не поменял всех своих заместителей, милиция действовала вяло и неубедительно. В СБУ ситуация была тоже достаточно сложной. Пришел новый начальник областного управления СБУ (а остались старые заместители) и тоже сначала не мог управлять ситуацией. Я видел, как они не владеют ситуацией — они у нас брали информацию. Были настроения, похожие с милицейскими: не надо торопиться, не будем делать резких движений, давайте подождем... Словом, старались все стоять в сторонке. Я видел, как вывозили вещи из СБУ и никто ни за что не хотел отвечать. Ситуация кардинальным образом поменялась после того, как провели «зачистку». Дмитриев поменял своих заместителей, был назначен новый руководитель областного управления СБУ — Пивовар Александр Викторович, после этого, конечно, ситуация кардинально изменилась. Были арестованы поджигатели Дома советов и все дела переданы в суд. Тогда еще такого понятия как ХНР, ДНР, ЛНР не было. А существовало понятие «Новороссия». И Харькову при этом отводилась важная роль. По разведданным, которые поступали, Харьков должен был стать столицей «Новороссии». И если бы в тот период город пал, то пал бы весь восток Украины. Вы же знаете, что антитеррористическая операция начиналась с Изюмского района для того, чтобы предотвратить продвижение террористов из Донецкой и Луганской областей на Харьков и далее вглубь страны.

— Охарактеризуйте, пожалуйста, ситуацию в приграничных с Россией районах. Насколько разнятся настроения жителей этих районов области?

— Очевидны изменения в настроениях людей. Если брать период февраль-март-апрель и сегодня, то люди ясно поняли для себя, что «лучше худой мир, чем хорошая война». Они видят то, что происходит в Донецке и Луганске. Мало того, сюда приезжают переселенцы оттуда и, я вам скажу, многие из них кусают локти и жалеют о том, что они что-то не учли или сделали что-то не так, допустив войну в свои дома. Они потеряли жилье, кто-то потерял родных и близких, бизнес, имущество. И разве их желание, скажем, быть вместе с Россией, разве оно важнее мира? Мир — это самое главное для нас. Мы на Харьковщине должны хвалить Бога за то, что у нас не стреляют, что у нас мирно дети гуляют, что у нас нет страха, который есть там. Я часто бываю в Луганской и Донецкой областях и скажу, что там люди живут в страхе. Они также начинают понимать, что сомнительные политические амбиции не стоят мира и спокойствия...

— Какие основные задачи стоят сейчас перед Харьковской областной и районными властями?

— Главная задача — сохранить мир. А главные задачи для сохранения мира — это борьба с диверсионно-террористическими группами. Бороться с терроризмом всеми силами, выявляя шпионов и диверсантов на территории области, предотвращая терракты и провокации. Еще одно направление — это создание условий для жизни переселенцев и лиц, которые временно перемещены с Донецкой и Луганской областей. Эти люди познали горе, и необходимо их адаптировать к современной жизни. Надо сделать все, чтобы они не были источником негативной информации об Украине. Принимая и размещая их у себя, мы должны разубедить всех переселенцев, что мы никакие не бендеровцы, не хунта, не «укропы», а нормальные люди. И чтобы они, позвонив своим родственникам на Донбасс, сказали, что здесь живут нормальные люди, которые не сделают им ничего плохого. Но есть и другая сторона. Мы должны стимулировать переселенцев к тому, чтобы они здесь, у нас, не паразитировали, а работали и занимались всем тем, чем занимаемся мы, харьковчане. А то есть случаи, когда некоторые переселенцы высказывают претензии, мол, то не так и это. Волонтеры привозят им продукты: и сыр, и масло и пр. А они говорят: «мы этого не едим». Работать они тоже не хотят, мы предлагаем работу, скажем, в поле — на уборке. А они не хотят. Такого не должно быть. Надо ставить двуединую задачу — с одной стороны, мы им помогаем, а с другой, — социализируя в наше общество, они не должны жить за наш с вами счет. Это очень важно понимать.

— Насколько надежно сейчас укреплена граница Харьковской области с Россией?

— Укрепление границы — это очень важный вопрос. Границу нужно обустраивать для того, чтобы прекратить проникновение этих диверсионных групп. Нам не только нужно укреплять государственную границу с Россией, но и административные границы с Донецкой и Луганской областями. Мы имеем 315 с половиной километров государственной границы с Россией и приблизительно 320 километров административной границы с Донецкой и Луганской областями. В свое время была выстроена система блокпостов на административных границах с «мятежными» областями. Они сыграли большую роль в предотвращении распространения дальше этой террористической угрозы. Однако есть вопросы военной стратегии и территориальной обороны приграничных территорий. Это нужно понимать. Еще весной нами была проведена большая работа по территориальной обороне и укреплению границы. В каждом приграничном населенном пункте нашей области созданы общественные формирования по охране государственной границы. Это наши информаторы, наши «уши» и «глаза», контролирующие ситуацию. Также, все, кто находится в приграничной полосе и не проживает там, должен обязательно прибыть с паспортом в сельский или поселковый совет и зарегистрироваться там. Но есть вопросы военной стратегии, которыми должны заниматься в Генеральном штабе. Оборона Харькова и строительство оборонительных сооружений — это задача профессиональных военных. Ко мне, например, приходили активисты с предложением рыть оборонительные окопы вокруг Харькова. Но насколько они будут эффективны в современной войне? Скажем, от границы до Харькова расстояние около 40 километров — этого вовсе недостаточно для создания «глубокой» эшелонированной обороны, так как современными военными средствами можно свободно «накрыть» и поразить цели на расстояние до нескольких десятков километров. В таких условиях пограничники необходимы для прикрытия границы, чтобы зафиксировать факт ее пересечения. А задача Минобороны и военных разрабатывать и воплощать стратегические планы по обороне и защите территорий.

— Не могли бы вы спрогнозировать, как будет развиваться ситуация в Украине и на Харьковщине в частности?

— Хочу вам сказать, что в марте-апреле я видел бойцов, которые не умели даже держать оружие, видел механиков-водителей, не способных запустить боевую машину, наблюдал за беспомощностью и неслаженностью боевых расчетов. Но это было весной, сейчас совсем другая ситуация. Во-первых, у нас люди научились воевать. Во-вторых, у нас есть мотивация, потому что мы защищаем свою землю. В-третьих, Россия и Путин уже четко понимают, что они нас так просто не возьмут. Для Путина сегодня важно «прорубить» сухопутный коридор в Крым, который он пробует сделать через Мариуполь. Однако, Путин уже понимает, что чем больше он втягивается в войну с Украиной, тем больше у него возникает проблем. Прежде всего в своей стране. Наши бойцы гибнут как герои, а россияне — как бомжи. У них нет мотивации! Ввязавшись в войну с Украиной, россияне обрели массу проблем. Харьков они вряд ли возьмут, я даже на 90% уверен, что они не пойдут на Харьков, потому что им, прежде всего, нужно решить проблему прокладывания сухопутного коридора с Крымом. Однако, боевые действия вряд ли скоро прекратятся. Я не согласен с теми, кто говорит, что конфликт закончится быстро, весной или даже этой зимой. Это обманывать самого себя, строить иллюзии. Есть все предпосылки считать, что нас пытаются втянуть в широкомасштабную войну. То, что сделано — это рана, которая будет кровоточить еще не одно десятилетие. Вы же посмотрите, сделали врагами братские, дружественные народы — украинцев и русских. И это делает российская пропаганда, своими геббельсовскими методами одурманивая людей, вводя их в заблуждение. Это просто беспредел, настоящее преступление. Учитывая все это, я уверен, что Украина должна быть независимым государством. И от России, и от других стран. В нашем обществе уже вызрело понимание того, что все мы едины — украинский народ, сплоченный и патриотичный, не взирая на все наши территориальные, ментальные и языковые различия. Словом, я оптимист и верю в светлое